Этот сайт использует технологию cookies. Продолжая использовать данный сайт, Вы даёте своё согласие на использование cookies. Чтобы получить больше информации, пожалуйста прочтите нашу Политику Приватности.

This site uses cookies. By continuing to use this site you agree to our use of cookies. For more information please read our Privacy Policy.

Германии придется смириться с турецкой пощечиной

Взгляд
Поделиться
Германии придется смириться с турецкой пощечиной Изображение: Flickr.com

После того как Турция отказала в доступе на военно-воздушную базу Инджирлик парламентской делегации Германии, ряд немецких официальных лиц пригрозили отзывом военного контингента, расположенного на этой самой базе. Немцы настроены очень решительно. Но победят в этом конфликте, скорее всего, турки.

Налицо дипломатический скандал между Турцией и ФРГ – серьезный, но далеко не первый даже за последний год. Он не имеет прямого отношения к военному сотрудничеству двух стран, к координации внутри НАТО и борьбе против ИГИЛ.

На базе Инджирлик – самом знаменитом военном объекте Турции – с конца прошлого года квартируют примерно 200 солдат и офицеров бундесвера, которые должны обеспечивать работу двух многоцелевых истребителей «Торнадо» люфтваффе. Они прилетели туда в декабре 2015 года для участия в авиаударах по позициям ИГИЛ в составе созданной США антитеррористической коалиции. Еще около сотни германских военнослужащих (в основном технических специалистов) находятся в Ираке – среди дружественных курдов, дабы корректировать действия авиации. Об эффективности работы люфтваффе никаких четких данных нет, но если учитывать общую эффективность работы авиации проамериканской коалиции, эти два «Торнадо» погоды не делают.

Предполагалось, что делегация из Германии, собиравшаяся проинспектировать жизнь и работу немецких солдат на базе Инджирлик, должна была состоять в основном из парламентариев, нескольких высокопоставленных офицеров бундесвера и статс-секретаря министерства обороны ФРГ Ральфа Браукзипе в качестве председателя. Но Анкара демонстративно перекрыла представителям ФРГ доступ к ее же собственным войскам. Сперва на базу Инджирлик не пустили группу немецких журналистов, работающих с бундесвером. Уже затем отказ, причем без формального объяснения причин, был объявлен и парламентской делегации.

Согласно германскому законодательству, войска ФРГ могут быть размещены за пределами страны только с согласия бундестага и при условии постоянного контроля за их деятельностью со стороны парламента. Если же германский парламент надзор за войсками осуществлять не может, размещение контингента будет считаться нелегитимным и военные должны быть отозваны в Германию. Так что заявления германских политиков о возможном отзыве военного контингента есть реакция не только эмоциональная, но и юридически оправданная.

Первым высказался вице-канцлер Зигмар Габриэль. «Если парламент не может посещать свою армию, то армия не может там оставаться. Это абсолютно понятно», – заявил он. Затем за закрытыми дверями заседания парламентского комитета по обороне членов бундестага подробно проинформировал о проблеме генерал-лейтенант Дитер Варнекке. Точку в этом обсуждении поставил спикер немецкого парламента Норберт Ламмерт, также заявивший, что Германия отзовет свои силы из Турции, если не получит к ним полного и безоговорочного доступа.

Между тем Турция обозначила свою позицию достаточно четко. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу однозначно заявил, что посещение германскими парламентариями базы Инджирлик неприемлемо. Правда, премьер-министр Бинали Йылдырым сделал исключение для министра обороны Германии Урсулы фон дер Ляйен. И, что удивительно, пресс-секретарь главы немецкого оборонного ведомства с готовностью подтвердил, что госпожа министерша действительно собирается посетить Инджирлик, но «точная дата еще не согласована». Этот комментарий явно не согласуется с откровенной обидой, которая сочится из заявлений других германских военных и тем более парламентариев. Например, германская пресса отмечает, что отказ в посещении базы статс-секретарю МО, то есть заместителю Терезы фон дер Ляйен, – это дипломатический скандал и на него надо было отвечать соответствующим образом.

Анкара теперь последовательно разделяет военную и политическую составляющие взаимоотношений с ФРГ, в том числе и по поводу базы. И в Турции совершенно не скрывают, что парламентская делегация не будет допущена на ее территорию исключительно из-за признания бундестагом геноцида армян 1915 года. Те же самые запреты будут распространяться и на других политиков ФРГ, поддержавших данное решение парламента. А вот технические делегации, состоящие исключительно из военных, могут инспектировать германский воинский контингент сколько угодно.

В Турции даже разработан некий план ответных действий в адрес Германии, что оказалось откровением для немецких парламентариев. Просветил их генерал-лейтенант Варнекке в рамках того самого закрытого доклада, хотя не нужно быть высокопоставленным сотрудником военной разведки, чтобы понимать позицию Анкары по поводу геноцида армян.

Канцлер Меркель тем временем встретилась с турецким лидером Эрдоганом в кулуарах саммита НАТО в Варшаве и охарактеризовала атмосферу этой встречи как «конструктивную». Однако ей пришлось признать, что разногласия сохраняются. Не совсем, правда, понятно, по какому поводу. Если по поводу геноцида армян, их уже не излечить.

Анкаре по большому счету наплевать, что там написано в немецких законах. А два истребителя «Торнадо» и двести немецких военнослужащих для турок больше помеха, чем подмога. Что до базы Инджирлик, Анкара и так торгует оной направо и налево, не находя понимания ни у одного реального претендента.

Для Турции идеологическое наполнение внешней политики даже в таком вопросе, как военно-техническое сотрудничество в рамках НАТО или борьба с терроризмом в рамках единой коалиции, всегда стоит на первом месте. Турки могут пожертвовать отношениями с Германией или начать с ней обычную для османов изощренную закулисную торговлю, но никогда не позволят себе брататься с теми, кто признает геноцид армян. У современного турецкого государства не так уж много внутренних стержней, которые могли бы его цементировать. Ататюрк, единая турецкая нация, доминирование армии и отрицание геноцида армян. Вот, пожалуй, и все. И в рамках сохранения государственной идеологии дипломатический конфликт с Германией вообще не рассматривается как ущерб. Тем более что Берлин, судя по дипломатичности Меркель, не слишком-то и настаивает. Если на уровне генералитета и парламентариев возмущение поступками турок искреннее («две подряд пощечины Германии»), то госпожа канцлер до сих пор не может выбрать для себя единый стиль поведения в отношении Анкары со всеми этими волнами беженцев, торговлей, субсидиями и коалициями. Турки же всегда чувствовали, когда и где Западная Европа дает слабину. Они чуть Вену не взяли, если кто забыл.

Комментировать